Лживость и правдивость в терапевтических отношениях

Терапия – это односторонняя близость. Терапевт старается не открываться перед своим клиентом, чтобы клиент был относительно свободен от него. Терапевт сохраняет tabula rasa* [[[[*Чистое поле.] для взаимодействий супружеской пары или семьи.

Этот принцип не является для терапии простой формальностью. Он имеет под собой простые практические основания: пара или семья должны провести этот час терапии, работая над своей проблемой. Таким образом, степень правдивости или лживости в семейной терапии задают сами клиенты. Терапевта должна беспокоить лишь правдивость супругов или семьи, их способ управлять своей жизнью, манера говорить друг с другом. Значит, терапия является односторонней близостью, так как терапевт может не открывать перед клиентом Лживость и правдивость в терапевтических отношениях сложных переживаний своей души.

Каким образом сам терапевт говорит правду или ложь своим клиентам? Терапевтические интервенции базируются на большом количестве данных, которые получает терапевт, наблюдая за интерактивным пространством супругов или семьи. В данном контексте правда соответствует полученному материалу. Когда терапевт говорит: “Мне кажется, вы, Джон, декларируете что-то, а вы, Салли, слушаете и задаете вопросы”, – он просто сообщает супругам о том, что видит и слышит. Практик может сказать: “Продолжайте разговаривать”, или: “Обратите внимание на это и подумайте, кажется ли вам это правдивым”. А клиницист спросит: “Случается ли такое у вас дома или я наблюдаю уникальную ситуацию?” Терапевт объективен Лживость и правдивость в терапевтических отношениях. Его правда – то, что происходит здесь.

В таком контексте, если терапевт говорит неправду, она может служить интервенцией, не основанной на феноменологических данных. Если терапевт говорит: “Вы оба не знаете, что такое супружество”, он может обращаться к собственному эмоциональному дискомфорту, а не к тому, что происходит с супругами. В таком случае терапевт лжет. С другой стороны, если терапевт заявляет: “Вам трудно слушать друг друга” и подтверждает свое заявление конкретными примерами, он как можно ближе подходит к правде происходящего и к текущей ситуации. Руководствуясь представлением, что умение хорошо слушать другого необходимо в супружестве, терапевт докладывает о том, что действительно слышит и видит Лживость и правдивость в терапевтических отношениях, а клиенты могут принять или отвергнуть это.

Жесткая фраза “Вы оба не знаете, что такое супружество” заставляет клиентов защищаться, фокусирует их внимание на терапевте и мобилизует сопротивление, даже если речь идет о молодых супругах, у которых действительно нет опыта семейной жизни. Правда должна быть конкретной, простой, ощутимой, она должна приносить терапевтический эффект.

Любое конкретное наблюдение может быть правдивым, но жесткость усваивается гораздо труднее, ее трудно принять, даже если она находит подтверждение в жизни.

Терапевт выбирает что-нибудь небольшое, “подслащивает пилюлю” и предлагает ее к употреблению в соответствии со своим опытом. В этом смысле тактика терапевта состоит в осознавании нужной дозы и Лживость и правдивость в терапевтических отношениях основного смысла предлагаемого клиенту заявления. Все это мы называем манипуляциями. Всякий раз, когда мы говорим что-то хорошее, мы оказываем влияние. Всякий раз, когда мы проявляем энтузиазм, мы манипулируем. Это наша работа, а не ругательное слово.



Слово манипуляция становится ругательным, когда мы пытаемся прорваться через сопротивление клиента, не обращаясь к его осознаванию. Такая уловка вызывает лишь поверхностные поведенческие реакции, а не активное участие. Если терапевт не уважает желания и переживания клиента, манипуляция может быть формой хитрости, обмана или даже чем-то вроде предательства.

А как быть с неправдой в индивидуальной работе с клиентом или субсистемой в рамках Лживость и правдивость в терапевтических отношениях супружеской или семейной терапии? Как рассматривать это явление? Какова роль терапевта в данном случае? С одной стороны, терапевт не подписывает с клиентами контракт, в котором обязуется говорить правду. Терапевт не дает клятву “говорить правду и только правду” в присутствии присяжных. С другой стороны, терапевт также не обязан непременно указывать на ложь или искажения со стороны клиентов, он не обязан говорить о том, “что на самом деле происходит” с его клиентами. Роль терапевта заключается в том, чтобы помогать членам семьи или супругам лучше общаться друг с другом. Он способствует созданию процесса, при котором люди не будут втянуты в обычные дрязги Лживость и правдивость в терапевтических отношениях, а начнут вместе преодолевать трудности.

Когда удачный опыт общения имеет подтверждение, это усиливает доверие. Тогда сказанная правда принимается очень хорошо, и постепенно супруги или семья все ближе и ближе подходят к разоблачению тяжелой и болезненной правды, доселе глубоко спрятанной от глаз. Значит, задача терапевта состоит в том, чтобы создать условия для плавного процесса, при котором можно без страха поделиться своими мыслями и чувствами, не вызвав при этом катастрофических последствий.

Мы должны помнить, что умалчивание правды служит эффективным противовесом авторитарной системе. Дети врут родителям, которые не признают правды и наказывают их, если те говорят “не ту правду” – правду, которую родители не Лживость и правдивость в терапевтических отношениях хотят слышать, правду, угрожающую их собственным нарциссическим ценностям, представлениям и восприятию. Некоторые жены лгут своим мужьям, чтобы защитить себя от побоев. Мужья лгут, потому что не могут доверять им.

Терапевт живет среди мелкой неправды, большой лжи, искажений, подтасовок, обычной правды и грубой правды. И во всем объеме он сталкивается с этим в своей ежедневной практике. Мы принимаем систему клиентов такой, какая она есть, но по большей части не говорим об этом вслух. Мы не предлагаем себя в качестве священника или раввина. Мы допускаем, что у людей могут быть причины говорить неправду. Мы способствуем хорошему функционированию, а не пытаемся кого Лживость и правдивость в терапевтических отношениях-то разоблачать или переубеждать.

В награду за помощь терапевт получает удовлетворительные результаты в разрешении трудных проблем семьи или супружеской пары. Цена, которую терапевт платит, достаточно высока: ему одному приходится нести на себе груз лжи, который ему не с кем разделить в процессе терапии. Обмен должен происходить в рамках семейных границ. Эти истории не принадлежат терапевту, а потому он не может рассказывать их за пределами данных границ.

Остерегайтесь бескомпромиссных “правдолюбцев”. Они либо упрямы и наивны, либо безжалостно жестоки. Всеми возможными способами “правда” используется для различных целей и по самым разным мотивам. Правда может и ранить, и лечить.


documentaakdjqn.html
documentaakdrav.html
documentaakdyld.html
documentaakefvl.html
documentaakenft.html
Документ Лживость и правдивость в терапевтических отношениях